Большие полотна

Застолье

Это взгляд на людей сверху. Это глаз Бога. Он видит людей во всей их неприглядной красе. И любит их. Они же любят поесть, поболтать-поскернословить по телефону, они счастливы, скорее всего, и это главное.

После карнавала
Двое с красными гигантскими носами-клювами сняли маскарадные костюмы и усталые выпивают. В голове у них - белый шум, пустота. За ними - вся история человечества. После карнавала - это аллегория. Конец молодости. Конец этапа. А, может, наоборот, начало...

После карнавала

Двое с красными гигантскими носами-клювами сняли маскарадные костюмы и усталые выпивают. В голове у них - белый шум, пустота. За ними - вся история человечества. После карнавала - это аллегория. Конец молодости. Конец этапа. А, может, наоборот, начало. Избавление от иллюзий.

У меня есть несколько картин на эту тему.  Еще одна такая, похожая. Она поменьше, и там вообще всего два героя, и больше ничего. Она продана в Париж. Висит там в доме одного местного пижона, с видом на Лувр.

Люди-птицы или странные грачи прилетели

В истории искусства антропоморфные образы всегда играли важную роль. Человек с телом льва, с головой собаки, с торсом коня, с хвостом рыбы, и вот, - люди в свитерах, с головами и телами птиц, они обхватили деревья в Райском саду, они пытаются остаться здесь, хотя и им придется уйти, вместе с Адамом, чтобы начать новую жизнь, смертную жизнь среди таких же как они людей с мозгами птиц.